«Сердце! Единственная моя опора»

«Сердце! Единственная моя опора»

9 февраля - день рождения Мукагали Макатаева

У каждого из нас свой Мукагали Макатаев. Как свой Пушкин и Абай. К нам, ученикам русских школ, наизусть читавшим Лермонтова и Есенина, он пришел с книжной полки семейной библиотеки. Дома всегда были книги. Они занимали большую часть домашнего серванта, стали частью нашей жизни, помогали расти. Без них мы не представляли свой дом, праздники и каникулы, когда с томиком небольших стихотворений или любимой повестью и сборником рассказов уединялись в дальней комнате или в саду. Книги заполняли жизнь моих родителей - водителя Жексембека и бухгалтера Жанат. Горячо ценившая поэзию Мукагали, мама назвала именем Майгуль (так звали дочь поэта) нашу младшую сестренку. И мы читали его стихи. Конечно, сначала были о Родине.

А потом вместе с письмом Татьяны к Онегину ко мне пришли пронзительные стихи о любви поэта из Карасаза. Сердце трепетало, волновалось, порхая на крыльях первой любви. И где, у кого найти приют влюбленной душе? Конечно, у Мукагали. Мы взахлеб читали о любви. Никто не раскрывал нам секреты сердечных терзаний лучше, чем Мукагали. А кто-то из нас, самый смелый, даже пытался писать свои стихи, подражая любимому поэту. Удивительно, как был понятен его язык юношам и девушкам, познававшим первые уроки часто неразделенных чувств. А знаете, в чем же секрет этого понимания? В молодости и искренности души. Иначе нет объяснения тому, какими неизведанными тропками, одной только поэзии объяснимыми дорогами, приходит понимание поэта влюбленными сердцами, где любовь - ни с чем не сравнимое благо и страдание, очарование и страсть, боль и терпение, счастье и слезы.

Я не литературовед и не исследователь творчества поэта. Просто читатель, строка за строкой открывающий для себя удивительную поэзию Мукагали, истоки которой взяли свое начало в долине Шалкоде. Первая командировка в Райымбекский район в качестве журналиста «Огней Алатау». Я ее выпросила у нашего главного редактора Валерия Оверко, сказав, что привезу много материалов о развитии района, а сама знала, что очень хочу увидеть аул, где на свет появился великий поэт, равному которому не было в казахской литературе в конце двадцатого века. Мне казалось, что это должно быть удивительное и ни с чем не сравнимое место на земле. А как же иначе! Согласитесь, не каждая земля рождает сыновей уровня Мукагали. 

Карасаз! Спокойный и тихий казахский аул. Таких тысячи по всей стране.
Но он особенный. Кто знает, может, больше здесь разнотравья? Или птицы щебечут иначе? А может, горы выше? Не зря же на аул смотрит седой и властный Хан Тенгри! Всевышний благословил эту землю, подарив ей великого поэта. Карасаз - это как Михайловское для Пушкина, Ясная Поляна для Льва Толстого. Это наша сакральность и наше духовное достояние. Пройдут века, сменятся эпохи, но его Слово останется жить в памяти народа. Потому что это Истина. О чем бы ни писал, ни размышлял Мукагали Макатаев, мы верим ему, потому что он просто не умеет лгать. В этой его искренности скрыта и сила его, и слабость. Как часто, кто по равнодушию сердца, а кто по недостатку ума плюют в открытую душу. Это надо быть хитрым, чтобы не держать открытым сердце. А он не умел. Потому что настоящий. Об этом он пишет в своем дневнике: «Не держите душу нараспашку, как ни горько, в наш век это к хорошему не приведет. (25 мая 1974 г)». И мы понимаем, он - не просто талантливый человек, большой поэт, но и глубоко страдающий одинокий человек. Помните, у Гамлета, одиночество духа среди материи или «трещина мира прошла по сердцу поэта».
Поэт почти всю жизнь провел в родном ауле. Лишь последние чуть больше десяти лет Мукагали Макатаев жил в Алматы, два года учился в Москве. И все время неустроенность быта, трагедия с дочерью, отсутствие работы. Опять мы читаем в его дневнике: «7 декабря 1973 г. В новом году исполнится год, как я остался без работы». Каждая страница дневника - боль души, желание понять, прежде всего, самого себя. «2 мая 1974 года. Что же такого я сделал им?» Он ищет ответ, почему его исключили из Союза писателей Казахстана. А еще тяжелая болезнь. 
Но он продолжает писать, страдает тело, а душа переживает за новый сборник, верстку которого он не смог сам проконтролировать. «Закончил и четвертую тетрадь, исписанную вдоль и поперек. Теперь у меня есть и новый сборник». А это отрывок из записей, датированных 12 февраля 1976 года. И здесь же он пишет: «Поэзия, прежде всего, творчество, огромный труд». А несколькими днями раньше он сам задает вопрос: «Что должен иметь поэт, чтобы быть поэтом?». И отвечает самому себе. Для нас эти слова, словно крупинки золота. И каждый, кто мнит себя поэтом, должен знать, что «Первое: Талант, Талант и образование, эрудиция. Диплом не обязательно.
Второе: совесть, чтоб стыдиться сам перед собою, прочтя свои слабые вещи.
Третье: простоту. Пусть не гениальную, как у Пушкина и Абая, но простоту человеческую, чтобы быть понятным другим. Не умничать, не рассуждать, а воспеть!
Четвертое: интуицию. Чего не видят другие, увидеть и познать.
Пятое: труд, чтобы постоянно совершенствоваться.
Шестое: дух.».
Это пишет тяжелобольной поэт. И уже сквозь эти слова прорывается боль: «Сердце! Единственная моя опора».
Представить его старым невозможно. Его первые читатели стали аксакалами, а он тот же. Ему уже никогда не будет сорок шесть. На отметке 45 закончилась земная жизнь поэта, и началась новая эра. Его стихи увидели свет в переводе на языки мира. Его день рождения празднует вся литературная общественность страны, а на малой Родине читают его стихи и пробуют свое перо юные последователи, слагают песни композиторы. Помню, первые конкурсы в честь дня его рождения проводили в Талдыкоргане, а потом приняли очень правильное решение - их стали проводить в Карасазе. В память о поэте в парке «Жастар» в областном центре установили бюст, его имя носят улицы, школы, журнал. Памятник  установлен в Алматы. Он живет среди нас.
Главное, за всей этой уже другой жизнью поэта, нельзя забывать о самом важном, что хотел сказать поэт не только своим творчеством, но всей своей жизнью: оставайтесь людьми.

 Жанар Мыктыбаева.

 

Оқи отырыңыз