Магическое слово «д-и-и-в-ван»

Магическое слово «д-и-и-в-ван»

Было дело...

 

Присутствие романтики в полицейской службе, как правило, улетучивается с началом рабочей рутины, но именно эта самая рутина с ноткой авантюризма, удачи и природного воображения и дает, как правило, положительный результат в правоохранительной деятельности. Впрочем, кому рутина, а кому яркие воспоминания из бурной молодости…

8 октября 1980 года выпало на среду. Стояли не по-осеннему жаркие деньки. Столбики термометров в дневное время приближались к отметке 30 градусов по Цельсию. В дежурную часть талдыкорганской милиции утром поступило сообщение о том, что в 5-м микрорайоне в одном из подъездов пятиэтажного дома в течение нескольких дней стоит все усиливающийся неприятный специфический запах, исходящий из квартиры на третьем этаже. 
Выехавшая по вызову следственно-оперативная группа выяснила, что запах, действительно, идет из запертой на замок квартиры. Соседи пояснили, что хозяйка находится в отпуске за рубежом, а мужа не видно уже около двух недель. Пригласив представителей домоуправления, депутата горсовета и двух понятых, дверь квартиры вскрыли. Резко ударивший в нос смрадный запах довел многих из присутствующих до тошноты. Осмотреть комнаты без предусмотрительно привезенных противогазов было невозможно. Зрелище, представшее перед глазами, оказалось не для слабонервных...
В коридоре, у входа, в луже запекшейся крови лежал разлагающийся труп молодого мужчины. Лицо его было прикрыто испачканным кровью белым вафельным полотенцем, а из горла торчал нож. Рядом валялась пустая бутылочка из-под уксусной эссенции. На кухонном столе стояли два больших хрустальных фужера, в одном из которых были остатки недопитой водки. В комнатах царил беспорядок. Полы с размазанными кровавыми следами говорили о том, что убийца, наступая в растекшуюся кровь, явно не заботился о чистоте. Повсюду рассыпаны горчица, черный и красный перец. На стенах были видны следы от сорванных ковров, о чем свидетельствовали оставшиеся на гвоздях обрывки самодельных петелек из черных шнурков. Ковры в квартире отсутствовали. В серванте и мебельной стенке лежали несколько пустых коробочек с бирками от ювелирных изделий: золотых колец, перстней, цепочек с кулонами. Самих украшений нигде не было. Открытые дверцы шкафа, свободные вешалки и пустые коробки от новой обуви также указывали на пропажу обуви и одежды. 
По найденному паспорту установили, что потерпевшим оказался 30-летний мужчина Владислав К., работавший бригадиром на одном из талдыкорганских угольных складов. Вполне зажиточный. Любил выпить, гульнуть, был охоч до женщин...

Версии

После тщательного осмотра, обязательного подворного обхода и опроса соседей начальник городского уголовного розыска Иван Майер обозначил своим оперативникам дальнейшие действия. И сыщики решительно приступили к утвержденному плану, состоявшему из нескольких наиболее вероятных версий, за каждой из которых закрепили ответственных. 
Как одну из основных, выдвинули версию: «Преступление могли совершить родственники потерпевшего со стороны отчима, 1924 года рождения, который арестован и находится в СИЗО. Убитый по этому делу проходил потерпевшим». По другой версии, преступление могли совершить приятели убитого, которые работали вместе с ним на угольном складе. Проверить состоятельность этой версии поручили мне, как заместителю начальника городского Уголовного розыска, и старшему оперуполномоченному Саше Штрак.
Перечислять все другие версии и запланированные по ним мероприятия не имеет смысла – обычная рабочая рутина. Скажу лишь, что их перечисление по плану заняло семь страниц, написанных мелким, но разборчивым почерком И. Майера. Компьютеров в то время не было и планы писались от руки, либо печатались на пишущей машинке. Каждый пункт этого скрупулезного плана был отработан. Но лишь одна из версий, отрабатываемая мной и А. Штрак, в итоге привела нас к убийце.

Правота французов или шерше ля фам

При проверке места работы потерпевшего, занимавшего должность бригадира грузчиков, мы установили, что в последний раз Владислав был на работе 26 сентября. Также выяснилось, что мужчина в тот день имел намерение встретиться с женщиной так называемого легкого поведения, адрес которой Владиславу подсказал коллега. Прибыв по адресу, постучали, дверь нам открыла миловидная женщина, представившаяся Раей. Повертев в руках фото потерпевшего, она заявила, что незнакома с ним. Но каким-то внутренним чутьем мы поняли, что женщина чего-то не договаривает... Уж как-то долго она рассматривала фотографию. 
Доставив Раю в милицию, решили задержать ее на трое суток и провести оперативную комбинацию, которая, как мы надеялись, заставит задержанную рассказать правду. 
По соседству с Раей жил мужичок средних лет, знакомый нам по старым «грешкам». Мужик, как нам было известно, был не дурак выпить и вскоре за бутылку «заветной» согласился нам помочь. После соответствующего «инструктажа» мужичок уверенно на очной ставке опознал Раю и заявил, что 26 сентября, вечером он, возвращаясь домой, видел ее в компании со здоровенным мужиком в кепке. Ткнув пальцем в предъявленную нами фотографию Владислава К., мужичок, согласно закивав головой, пояснил, что Рая разговаривала именно с ним. Ввиду новых открывшихся обстоятельств, женщина, наконец, «поплыла» и рассказала, что действительно 26 сентября к ней приходил мужчина, представившийся Владиславом. Но она его выставила за дверь вместе с подошедшим следом старым знакомым Николаем. Больше она не видела ни того, ни другого. 
Про Николая, который нас заинтересовал, она практически ничего не знала - ни где живет, ни где работает, ни с кем общается.
Вот так, путем добросовестного сбора информации, одна из ниточек привела нас к Николаю, найти которого позднее нам удалось, но с большим трудом. 
В ходе оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что Николай носит с собой металлический ящик с инструментами. Мужчина худощавого телосложения, небольшого роста, проживал в 5-м микрорайоне, где жил и убитый Владислав! Рая подсказала, что разыскиваемого можно отыскать при содействии ее знакомой, некой Нади, ранее судимой и общающейся «на короткую ногу» с уголовниками. Эта Надя однажды при ней поздоровалась с Николаем на базаре, а значит, знала его. Да, вот уж действительно правы французы, считая, что в любом деле необходимо искать след, оставленный женщиной...
Итак, отыскав нужную нам свидетельницу, мы с напарником предварительно подготовились - прополоскали спиртным для запаха горло, и с лихостью во взгляде, после нескольких комплиментов, как бы невзначай, познакомились с Надей, которая не отказалась от продолжения беседы за рюмочкой. Представившись гастролирующими «джентльменами», в ходе застолья мы как бы ненароком упомянули Николая, которому кое-что планировали передать, но опоздали на встречу, назначенную на базаре. Обрисовали внешность и заметили, между прочим, что он все время носит с собой инструменты в металлическом ящике... Наша подруга «клюнула» на это, сказав, что знает одного похожего Николая, проживающего в пятом микрорайоне. При этом она подробно объяснила, как найти его дом и квартиру, даже нарисовала схему. Пообещав продолжить знакомство, мы удалились.

Диван

Для проверки квартиры подозреваемого мы пригласили участкового инспектора в форме. Дверь открыла моложавая опрятная женщина. Как выяснилось, это была его супруга, сказавшая, что муж Николай А. работает сантехником, и он должен скоро подойти. Пояснив, что производится обход жильцов по линии проверки паспортного режима, мы для пущей убедительности, не раскрываясь, проверили паспорта жильцов соседних квартир и, отпустив участкового, стали дожидаться Николая. Очень скоро нужный нам субъект объявился и, действительно, с металлическим ящиком в руках.
Но, как в песне поется: «рано в победу поверили, уж рано фанфары звучали...». Подозреваемый оказался достаточно «крепким орешком»: наотрез отказавшись от сотрудничества с милицией, он категорически отрицал контакт с Владиславом. Обыск в его квартире результатов также не дал. После очной ставки с Раей Николай «вспомнил», что встречал здоровенного Владислава в квартире у Раи. Но, после того как Рая выдворила их обоих, они разошлись и больше он этого здоровяка не видел. При этом Николай держался независимо и очень уверенно. Ни одна жилка на его лице при ответах на вопросы не дрогнула и никакого волнения он не показывал. «Неужели тупик?», - подумали мы. 
И все-таки мысль, что подозреваемый чего-то не договаривает, не давала покоя. Возникало много вопросов. К примеру, зачем Николай скрыл встречу с потерпевшим у Раи? Да и это совпадение, что они с убитым почти соседи? Почему разошлись, если им ехать в одну сторону? 
Посоветовавшись, мы с Александром Штрак решили провести дома у подозреваемого повторный обыск. При этом договорились, как в игре «горячо-холодно», наблюдать за реакцией хозяйки. Приехав, как обычно, с понятыми и санкцией прокурора, мы приступили к повторному обыску. Я медленно, не торопясь, по порядку осматривал кухню, коридор, спальню...
Саша вел наблюдение. В зальной комнате я подошел и поднял верхнюю часть дивана. Нижняя часть его была закрыта плотной тканью, такой, какой обычно обивают обратную сторону мебели. На ощупь под тканью чувствовался ровный, твердый уплотнитель. Обивка у меня не вызвала подозрений, так как была достаточно аккуратной, пробитой по всему краю дивана заводскими скобами, в виде шва. Я закрыл диван. Отойдя от него, бросил взгляд на напарника. Александр глазами и кивком головы показал на диван, давая мне понять, что осмотр мягкой мебели вызвал повышенную реакцию со стороны хозяйки квартиры. Я вернулся обратно к дивану, поднял сиденье и снова потрогал обивку, при этом попробовал оторвать краешек.
Хозяйка подбежала и стала кричать, что не даст портить мебель. Несмотря на протест, я с усилием оторвал на углу обивку и увидел обратную сторону ковра с оборванной петлей из черного шнурка. Обрывки таких петель я видел на гвоздях при осмотре в квартире убитого... Женщина остолбенела, а я с волнением сорвал обивку по всему краю. Вытащив из дивана его содержимое, мы обнаружили два аккуратно свернутых ковра. В тайнике также лежали дубленка, шуба, женские и мужские костюмы, блузки, платья, новые женские и мужские сапоги, столовое серебро, хрусталь. В отдельном свертке из носового платка находились золотые украшения - сережки, кольца, перстни, ожерелье, цепочки с кулонами. Женщина, рыдая и причитая, взахлеб поясняла, что это вещи приятеля мужа, якобы разошедшегося с женой. Однако на вопрос, зачем так тщательно спрятали вещи, если они не криминальные, ответить так и не смогла. 
После подробного составления описи обнаруженные вещественные доказательства мы поместили в багажник служебной автомашины «Волга ГАЗ-21» и с победным видом явились в горотдел. 
Спустившись в подвал, зашли в комнату допросов, где подозреваемого Николая допрашивали начальник ОУР И.А.Майер и заместитель начальника ГОВД по оперативной работе подполковник Н.Хасеинов.
- Ничего не рассказывает? - спрашиваю я.
- Молчит, - сдержанно отвечает Иван Артурович. 
- А что я должен рассказать? – с ухмылкой говорит задержанный Николай. - Я ни в чем не виноват! Завтра вы меня должны будете отпустить – не имеете права держать больше трех дней! 
Я же, растягивая удовольствие, предвкушая его реакцию, говорю, что знаю одно магическое слово, услышав которое, он сразу признается в убийстве. Присутствующие замерли. А самоуверенный Николай, видя мое торжествующее лицо, как-то уже не так уверенно произносит: «Ну-ну, скажи, если знаешь...». Смотря в его наглое лицо, я, растягивая, медленно и негромко произношу: «Ди-и-и-в-в-в-а-а-а–н-н-н». Реакция со стороны Николая оказалась неожиданной даже для меня. Мужчина закрыл лицо руками и заплакал.

Убийство

Причитая навзрыд, Николай рассказывал и рассказывал... эмоционально пытаясь убедить нас, что не хотел убивать, мол, так получилось. А потом, подняв на меня мокрые, удивленные глаза, произнес: «Как вы меня нашли? Ну, как вы меня нашли? Свидетелей нет, видел убитого я в первый и в последний раз. Отпечатков не оставил, с фужера и ножа отпечатки пальцев стер, а потом, после убийства, одел перчатки. Чтобы собаки не взяли след, залил все уксусом, засыпал горчицей, черным и красным перцем. Никто меня не видел. Ну, как вы меня нашли?». Я ему в ответ: «Работали, знаешь ли. Просто добросовестно работали». Успокоившись, через некоторое время Николай рассказал всю историю изначально.
Как выяснилось, у любовницы Раи он встретил соперника Владислава. Женщина не приняла их, сославшись на недомогание. Выйдя на улицу, они с Владиславом выяснили, что оба живут в одном микрорайоне. Решили ехать вместе, и подъезжая к дому, Владислав предложил выпить за знакомство. У Владислава выпили по фужеру водки, налили по второму. Хозяин выпил и, схватив его за грудки, потребовал забыть про Раю. Николай, будучи не из робкого десятка, заявил, что пусть женщина сама решит, с кем ей быть. И тогда между мужчинами вспыхнула драка, закончившаяся убийством.
Проанализировав ситуацию, Николай решил инсценировать разбой. Стер отпечатки с ножа и посуды, одел перчатки. Чтобы собаки не смогли взять след, облил все комнаты взятой на кухне уксусной эссенцией, посыпал везде горчицей, черным и красным перцем. Все собранное за два рейса перенес к себе домой. Убийца все тщательно обдумал и предусмотрел. Он был уверен, что шансы милиции найти и изобличить его равнялись нулю. Но скрупулезная, коллективная профессиональная работа оперативников из уголовного розыска преподнесла преступнику неприятный сюрприз в виде магического, разоблачительного слова «диван».
Сергей НЕЗНАЕВ.

Оқи отырыңыз