Душегубы

Душегубы

исповедь убийцы

Вы когда-нибудь думали о том, чтобы своими глазами увидеть колонию, в которой содержатся самые отпетые преступники - убийцы, педофилы? Узнать, чем их кормят, разрешают ли общаться с родными? В чем смысл жизни тех, кто приговорен на многие годы видеть «небо в клеточку»? А вот журналисты газеты «Огни Алатау» не только все увидели своими глазами, но и смогли пообщаться с особо опасными преступниками с глазу на глаз.

Признаюсь честно, при первом же взгляде на этих людей невольно пробирает дрожь: интеллигентные лица, умные и проницательные глаза. Но рядом с ними ощущаешь какую-то мистическую опасность, внутренний ужас. Мне вспомнился блестящий британский актер Энтони Хопкинс в роли доктора Ганнибала Лектора в «Молчании ягнят». Как точно он воплотил в кинофильме образ убийцы: взгляд, движения, манера говорить... Правда, общаться с журналистами большинство из армии сидельцев не желают, одним сказать нечего - они могут разве что промычать, уставившись в диктофон. Другим общаться с прессой запретили родственники. Но наши собеседники, отбывающие срок за убийство в колонии максимальной безопасности ЛА 155/12, находящейся в поселке Заречном, все же решились на интервью.

«Я и сам не пойму, как убил человека»

В 2009 году в ходе конфликта мужчина убил обидчика своего друга, за что суд приговорил его к 22 годам лишения свободы. Он рассказал, как совершил роковую ошибку, которая повлияла на судьбы его и других. Теперь он надеется на лучшее и верит, что при освобождении сможет найти свой путь в жизни и больше не сядет в тюрьму. 
Кайрат - невысокий, худощавый мужчина 45 лет, на вид стеснительный. Относится к нашей беседе серьезно, как к возможности покаяться. Она поразительна не только фактами, но и попыткой осмыслить свои поступки. Страшный монолог. Возможно, это бред. Возможно, это традиционные для образованных убийц попытки оправдать содеянное «красивой» философией, возбудить к себе если не уважение, то хотя бы сочувствие. 
Кайрат (имя изменено) вспоминает, что до ареста жил в Алматы, работал в туристической фирме на должности помощника генерального директора. Занимался благотворительностью, помогая детям в детских домах. Да недолго продлилось счастье... Вот, что он рассказал: 
- Я всегда мечтал открыть свое дело и зарабатывать много денег, чтобы достойно содержать свою семью и помогать родителям. И вот судьба послала мне друга, на сегодня он считается моим подельником. Мы организовали свое дело, открыли эту злосчастную турфирму. Работа пошла в гору, зарабатывал хорошо, и ничто не предвещало беды. Но в один из дней мой друг, занимавший должность генерального директора, а я был в его подчинении, попросил меня сопроводить его в поездке к его знакомому за крупным денежным долгом. Приехали, слово за слово, завязался конфликт, переросший в драку. Мой товарищ схватил удавку и начал душить мужчину, я не остался в стороне и помог ему. Таким образом, мы задушили мужчину. Я видел, как он задыхался, синел у меня на глазах, просил пощады, дергаясь в предсмертных конвульсиях, но моя рука не дрогнула. Вы спросите, почему я этот сделал? Отвечу прямо, на тот момент, под адреналином и боязнью перед другом, который имел на меня влияние, я боялся потерять работу, вот и решился на убийство ни в чем не повинного человека.
Совершив преступление, мужчины еще месяц скрывались, надеясь на лучшее. Наш «герой» продолжал жить дома, жене и родителям ничего не рассказывал. Все эти дни казались для него каторжными. Поначалу жертва снилась ему во сне каждую ночь. Он плакал ночами под одеялом от переживаний, а днями боялся выходить на улицу.
- Я каждый час переживал и не видел выхода, - продолжает осужденный. - Но все это время, оказывается, за мной уже следили сотрудники полиции. Мое задержание произошло в такси. Помню, как в один из дней ехал домой, нас остановили сотрудники ГАИ, меня вытащили из машины и надели наручники. Дав показания, был задержан и мой подельник. 
По словам Кайрата, родственников погибшего он впервые увидел на суде. Они молча плакали. А его мать посмотрела ему в глаза и прокляла.
- Первые годы в тюрьме самые сложные, не хотелось жить. Моя вина перед семьей погибшего очень большая, никогда мне не избавиться от этого чувства. Я убил человека, и мне нет прощения, - кается Кайрат. 
Поделился планами и на будущее:
 - Здесь, 10 лет сидя за колючим забором, в неволе, я многое осознал и много чему научился. Когда окажусь на свободе, моя жизнь станет намного лучше. Для этого я приложу все усилия. Меня ждут жена и дети. Есть цели, которые хочу воплотить в реальность. Постараюсь отсидеть свой срок и больше никогда не попасть за решетку.

«Убил троих. Так уж вышло»

Сергей, 48 лет. Суд приговорил его к 7 годам лишения свободы за убийство. Наш «герой» - рецидивист, отбывает третий срок. Нет, он не монстр. Не тот душегуб, которых нам показывают в американских фильмах: кровожадных, со зверской ухмылкой и горящими глазами. Посмотришь - обычный мужик, разговорчивый и остроумный. Только вот убийца... 
Щелкает затвор фотокамеры, меняется выражение его лица. Вот он улыбается, показывает два верхних зуба–клыка, и мне кажется, что это не человек, а зверь. Что в любой момент он может схватить за горло, задушить. А вот он задумался о чем–то - и передо мной просто изможденный страдалец с синяками под глазами, а вовсе не жестокий убийца. Смотрит пристально в глаза - хочется отвести взгляд. Многоликость - это не просто субъективное ощущение. Она в каждом из здешних постояльцев. 
Проживал Сергей в Алматы, в обычной семье, которую потерял в 12 лет и попал в детский дом. Следом здесь оказалась и младшая сестренка. И чтобы как-то ей помочь, он стал убегать и воровать. Это был сплошной криминал. Грабежи, разбои, кражи. Группа малолеток сформировалась в стихийно - молодые «отморозки», никто друг другу ничем не обязан. Как волки: напали, избили, отобрали... Первый раз его задержали за то, что вырвал из рук сумочку, простили и освободили условно. Второй раз применили амнистию. Так и привык, что все сходит с рук. 
 В один из дней наш «герой» в компании напился и убил взрослого мужчину. 
- Выпили с ним, завязался разговор, переросший в спор, а потом - в драку, - начинает Сергей свой долгий рассказ. - Ударил его пустой бутылкой по голове, он упал. Три раза прыгнул на его тело, в итоге перелом грудной клетки и кровоизлияние в легких. Человек умер. Вычислили меня быстро и закрыли  на 7 лет. Это была первая моя ходка. А потом УДО - фактически полсрока скостили, и я был свободным. Гуманное наше законодательство опять дало мне шанс. 
Не имея постоянного места жительства, Сергея отправили в город Тараз, в реабилитационный центр для проживания, но из-за отсутствия заявки его не приняли. Деваться было некуда, решил переночевать на остановке, где его обокрал бомж, с которым они распили две бутылки водки. Получив удар по голове, Сергей потерял сознание. Открыл глаза, не оказалось ни денег, ни сумки. 
И тут он понял, что стоит перед выбором: снова начать грабить и убивать или найти работу и начать жить с чистого листа. 
Сергей начал работать пас-тухом в ауле. Трудился круглые сутки в течение 8 месяцев. Поднакопив денег, отправился со своим напарником в город за покупками, он тогда еще не знал, что именно там он совершит свое очередное преступление. 
Зайдя в кафе поесть, повстречал двоих бывших осужденных, с которыми сидел. Между ними завязался спор с оскорблениями, переросший в жестокую драку, в которой Сергей убил одного из них, ударив стулом по голове.
Сам вызвал полицию, ему дают 7 лет. Отсидел 4,5 года, у него выявили туберкулез. Освободили по УДО. 
Ключевой день в его жизни приближался...
 Сергей продолжает свою исповедь, дойдя до часа «икс»: «В тот теплый летний день я убил очередного человека, потому что мне нужны были деньги».
 - Понимаете, мне сложно рассказывать о том преступлении в подробностях, потому что неизбежно придется оправдываться, дескать, убивать тогда не собирался. А такой акцент я делать не хочу - мне стыдно и теперь. На суде были родственники убитого - они смотрели на меня так, как никто другой раньше. А я не отводил глаз от судьи.
Суд приговорил признать обвиняемого в убийстве, сопряженном с разбоем, и назначил наказание в виде 7 лет лишения свободы.
- Спрашиваете, каково это - убить человека? Это тяжело. По крайней мере, для меня, и я это только сейчас осознал. Дело даже не в преступлении, которое ты совершил, а в его восприятии. Есть люди, которые, украв кошелек, после считают себя злодеями. А есть другие - в камерах они цинично смакуют эпизоды убийств. 
Знаете, почему я согласился с вами поговорить? Из-за паренька, который сейчас, быть может, только–только вышел с «малолетки» и читает эту статью. Может, он сделает то, что не получилось у меня - начнет новую жизнь, дорожа свободой, и больше никогда не попадет в тюрьму. Пускай это будет даже всего один паренек. Хочется, чтобы смысл во всем сказанном мной все-таки стал примером для других, - сказал Сергей. 

POST SCRIPTUM

После разговора я, не глядя в глаза, попрощалась с последним собеседником, а он мне за это сказал: «Спасибо». Когда я шла назад по тюремным коридорам, слушая эхо от шагов, чувствовала себя обессиленной. Не зря здесь говорят, что разговор с такими людьми отбирает у постороннего человека энергию. Еще мне было непонятно, как все-таки относиться к таким людям, верить ли их раскаянию? 
Потом, уже вернувшись домой, я зашла в свой темный подъезд и инстинктивно оглянулась по сторонам. Кто–то спускался по лестнице. Мне стало не по себе. Я вспомнила, что совсем недавно разговаривала с убийцей...

Ирина КАРЯКИНА

 

Оқи отырыңыз