Сила языковой идентичности

Сила языковой идентичности

О роли и месте языка в судьбе того или иного этноса можно говорить очень долго. Но я хотел бы ограни­читься простым сравнением. Что делает птицу птицей? Крылья. Пока есть крылья, существует и птица. И не просто существует, а парит высо­ко над землей, наслаждаясь соб­ственной силой и свободой. Если же их отрезать, то от птицы останется одно название, и, в конце концов, она погибнет. Так и язык. Пока он есть, будет жив и народ, умрет язык - исчезнет и народ.

Одна земля - одна судьба

 

К примеру, я хорошо знаю родной чеченский язык, культуру, обычаи, традиции, историю мое­го народа. Разбуди меня хоть в три часа ночи, я смогу без запинки на­звать имена одиннадцати своих предков, и мои дети - тоже. И за это я, прежде всего, благодарен своим родителям, род­ственникам.
Владею я и казахским языком. Иногда прихо­дится слышать: мол, зна­ешь его только потому, что рос в ауле, среди ка­захов. Не согласен с та­ким утверждением. В вопросах знания или не­знания языка случайнос­тей или стечения обстоятельств не бывает. Здесь все зависит от атмосфе­ры, в которой ты рос, от воспитания и от соб­ственной позиции. Мои родители, будучи насто­ящими чеченцами, оди­наково ценили и все ка­захское. И нас они воспитывали в этом же духе. Потому всю нашу семью, в которой одинаково хо­рошо говорили и на че­ченском, и на казахском, и на русском, все воспринимали как свою, род­ную. Тот факт, что после кончины отца односель­чане назвали его именем самую большую улицу в селе, говорит о многом.
Необходимость зна­ния казахского языка - это еще и моя личная по­зиция. Не скажу, что в селе Октябрь, близ Талдыкоргана, где я родился и вырос, была чисто ка­захская среда. Напротив, там жило много русских, украинцев, корейцев, немцев, поляков и т.д. А уж в армии и институте казахская среда и вовсе отсутствовала. Но язык я знаю, потому что всегда к этому стремился - такова была моя внутренняя по­требность. Скажу больше: с моей стороны было бы невежеством не знать языка народа, с которым всю жизнь живу и ко­торый сыграл такую роль в судьбе наших отцов и матерей в самые тяжелые годы, когда они были на­сильственно депортиро­ваны в Казахстан. Наш долг - всегда помнить о том, что мы вместе пере­жили за свою совместную историю, и о роли каза­хов в судьбе чеченского народа, воспитывать де­тей и внуков в духе глу­бочайшего уважения к этой древней земле.

 

Государственный язык - проблема не только казахов


Возвращаясь к теме языка, хотел бы привес­ти еще одну цитату, принадлежащую все тому же Абдурахману Авторханову. В своей работе «Импе­рия Кремля. Советский тип колониализма» он пишет: «Если есть что-нибудь извечное, сокро­венное и судьбоносное, доминанта всех чувств и идей в каком-нибудь ма­леньком или великом на­роде, то это его нацио­нальное самосознание - самосознание своей не­повторимости, уникаль­ности. Но возникает и ощущение обреченности, если народ лишится пер­вого атрибута своей уни­кальности - национально­го языка».
В годы Советской власти казахи, как и мно­гие другие, подвергались и физическому, и духов­но-этническому геноци­ду. В результате возникла угроза потери того само­го «первого атрибута уни­кальности» - языка. Да­вайте вспомним: ведь были времена, когда, если и не запрещалось, то уж точно осуждалось обще­ние на родном языке, сле­дование обычаям и тра­дициям. В результате по­степенно утрачивались многовековые духовные ценности. На веру вооб­ще было наложено табу, даже человека не могли похоронить как положе­но, по мусульманским нормам. Словом, нас упорно и целенаправлен­но пытались «перековать», сформировать из нас не­кое советское общество, людей без рода и племе­ни.
Сегодня, уже спокой­но анализируя прошлое, многие из нас наверняка задавались вопросом: а в самом деле, что бы было, если бы «Союз неруши­мый» не развалился? Не­ужели целый народ исчез бы как этнос? Лично я твердо уверен, что этого бы не произошло. Пото­му что в минуты наивыс­шей опасности для нации казахи, как не раз быва­ло, сумели бы  отстоять свою независимость.
Если говорить о на­стоящем государственногo языка, то с обретением Казахстаном независи­мости он возрождается, развивается и постепенно занимает свою, подобающую ему нишу. Не сравнить, какой была си­туация в начале 1990-х и какой она стала сейчас. С ростом национального самосознания растет и роль государственного языка, его востребованность  во всех сфеpax общества. Самое главное - это то, что нам удалось высто­ять, избежать языковой денационализации. Все остальное в наших руках.
Сегодня для всех, прежде всего, для сомне­вающихся и колеблю­щихся, наступило время переосмысления и реаль­ного восприятия окружа­ющей действительности. Пора уже усвоить, что прошли времена дискус­сий и пустых разговоров по поводу того, сколько должно быть государ­ственных языков, какой главный, а какой второ­степенный, на каком язы­ке нам общаться. В Кон­ституции четко и ясно записано: «Государствен­ным языком в Республи­ке Казахстан является казахский язык». Из это­го и надо исходить. Мож­но сколько угодно спо­рить с общественным де­ятелем Досом Кошумом, но в одном я с ним абсо­лютно согласен: если ты сделал выбор, решив остаться в Казахстане, то будь добр - учи и знай казахский, уважай и чти обычаи, традиции, куль­туру народа.
И вообще, считаю, что настало время всем нам, и прежде всего, представителям других наро­дов, осознать, наконец, что проблема государственного языка - это не только проблема казахов, а наша общая проблема. Надо отказаться от пози­ции стороннего наблюда­теля. Ведь все мы - граж­дане Республики Казах­стан, а стало быть, наш долг - знать язык, уважать государственные симво­лы, с почтением отно­ситься, понимать и при­нимать все казахское, любить эту землю. В этом же духе воспитывать и детей. А тем, кто до сих пор называет Казахстан лишь своей второй Роди­ной и пребывает в сомне­ниях, необходимо опре­деляться со своими чув­ствами. И официальным языком, и языком общения вооб­ще в нашей стране должен быть один язык - государ­ственный. При этом, само собой разумеется, никто не запрещает представите­лям разных нацио­нальностей говорить на своих родных языках. Ис­ходя из этого, и надо стро­ить языковую политику.

Патриотизм - это состояние души


Именно казахский язык призван стать одним из мощных объединяю­щих и консолидирую­щих факторов в обще­стве. К примеру, если завтра все мы, казахстанцы, независимо от нацио­нальности, заговорим на одном казахском языке, то мы, поверьте, будем ближе и роднее, лучше понимать друг друга. Скажу больше. Для сбли­жения людей, сплочения общества представите­лям всех национально­стей необходимо макси­мально адаптироваться в казахской среде. Это вовсе не значит, что надо раствориться и потерять­ся как этнос. Напротив, необходимо сохранять и развивать свое, родное, но в то же время быть и носителями казахских духовных ценностей.
Мне посто­янно приходится бывать в чисто казахской среде: какие-то официальные мероприятия, юбилеи, торжества, встречи, схо­ды и т.д. Но никто никог­да не вспоминает о моей национальной принад­лежности, и никаких проблем в общении не возникает. Почему? По­тому что я говорю на од­ном со всеми языке, и интересы у нас общие. То есть мы все, как родствен­ные души. И это нормально. Но в то же время я всегда помню и знаю, кто я, где мои кор­ни, кто мои предки, и чту их законы.
Настоящий патриот, как я понимаю, - это тот, кто рассуждает так: «Я родился и вырос на этой земле, она - мои кровь и плоть. Она - часть меня, без которой я не мыслю жизнь. Боль этой земли - это и моя боль. Если все хорошо на этой земле, то и у меня на душе спокой­но. Моя любовь к земле, Родине, народу столь ве­лика, что, если понадо­бится, я готов принести себя в жертву». И форми­ровать такое состояние души надо не тогда, когда человеку 20 или 30 лет, а с младенчества, с моло­ком матери.
Я тоже родился и всю жизнь живу на этой зем­ле, и если я владею казахским языком, знаю обы­чаи, традиции, культуру, не хуже любого казаха могу дать бата, то это не потому что следую ка­кой-то моде, а потому что я - патриот своей земли. Если мои дети учатся в казахской школе, поют и играют на домбре, то это тоже не из каких-то мер­кантильных соображе­ний, а потому что я - пат­риот Казахстана. Если я в самое тяжелое для стра­ны время не уехал туда, где лучше, хотя выбор был, это тоже о чем-то говорит.
Меня порой коробит, когда говорят «представи­тель той или иной диаспоры», словно это какие-то пришельцы или чужа­ки. И вообще, я уверен, что со временем из наше­го лексикона исчезнут эти понятия «диаспора», «этнос», «лица кавказской или азиатской нацио­нальности». Мы - одно общество, один народ. И Родина у всех одна - Ка­захстан. И не надо нам делиться, и не надо до­пускать, чтобы нас делили.

Атсалим ИДИГОВ, 
академик Академии 
журналистики Казахстана.

Оқи отырыңыз