Воскресенье, 23 Января 2022

Древнейшие истоки нашей независимости

Древнейшие истоки нашей независимости

Независимость - удел немногих, она - привилегия сильных, говорил великий философ Фридрих Ницше. Только сильные духом народы издавна стремились к свободе, добывая ее в битвах и войнах, и платя за нее высокую цену. История борьбы за независимость казахской нации, сложная и многострадальная, берет начало еще со времен существования на территории современной страны сакских племен. Кандидат филологических наук  Казахского национального университета имени аль-Фараби Кайрат Жанабаев в интервью корреспонденту газеты «Огни Алатау» рассказал о важных периодах истории нашего государства.  

    - Кайрат ага, в  канун празднования 30-летия Независимости Казахстана, что вы могли бы рассказать о ее предыстории?

    - Я занимаюсь фольклором и эпосом. Поэтому для меня фольклор – зеркало народной жизни и живой образ национального самосознания. Он отразил героическую борьбу тюркских племен за свободу и независимость и даже – за собственное выживание.          Яркий пример борьбы за свободу и независимость – героическая история Тюркского каганата, впервые твердо заявившая миру, что есть такой народ, есть такая могучая цивилизация. Эта великая цивилизация просуществовала 200 лет, с VI поVIII века, но и после нее другие ее исторические наследники сыграли большую роль в мировой истории. Но следует особо сказать о том, что и у могущественного Тюркского каганата были исторические предшественники. Поэтому история нашей независимости, сохранившаяся в мифах и легендах, записях античных и средневековых авторов, имеет очень глубокие корни.

     - И какие  первые упоминания об истории, предшествовавшей могучей древнетюркской цивилизации?

     - Первые упоминания об азиатских кочевых племенах все черпают от «отца истории» Геродота. От Геродота и Ктесия сохранились сказания о Таргитае, прародителе скифов. Интересен для нас тот факт, что уже у древних скифов представление о независимости было связано с землей, владеть которой мог каждый. Единственное условие: каждый скиф мог взять ее столько, сколько за день объедет его конь. Как видим, уже в этой легенде заложены представления кочевника о земле – основе государства. Что касается традиций, их влияний и взаимовлияний, то и эта тема актуальна сегодня. Вот пример, который касается древнего мудреца Анахарсиса, выходца из скифов, и которого греки включили в число семи мудрецов, особо почитаемых в античной философии. Известно, что скифы не воспринимали чужих обрядов и традиций, полагая, что чужое влияние разрушает основы народного самосознания. Выходец из скифской среды, мудрец Анахарсис, был убит стрелой родного брата (скифского царя Савлия) за попытку устроить на скифской земле обряд молений греческим богам. Пример актуален потому, что и сейчас в нашем обществе многое не воспринимается как познавательное, правильное, нужное, полезное. И Абай учит брать из чужой культуры только нужное и не учиться ее порокам.И скифы, конечно, по-своему, стремились сохранить духовно-национальные ценности – основу их независимости. Но трагедия Анахарсиса заключается, по-моему, в том, что лучшие умы желают улучшения жизни своего народа, а худшие – ухудшения. Здесь вся горькая правда человечества: правда сотен и сотен великих мужей, отдавших жизнь за движение народов к единству, а не раздроблению.

    - Из легенд и сказаний нам известно, что степные девушки были не только кротки и скромны, но и свободолюбивы, отчаянны и самоотверженны в своей любви, были ли они мужественны в отстаивании родной земли от завоевателей?

- Значимое место в истории древних скифских племен занимают девушки и молодые женщины-кочевницы. История древней Степи и авторы мировой истории сохранили для нас их звонкие имена, среди которых ярким светом героизма озарены образы таких женщин-правительниц, как Зарина и Томирис. Так, от Ктесия, автора IV в. до н.э., мы узнали, что сакская царица Зарина была славна как в ратных,так и в государственных делах. Ссылаясь на Ктесия, и писатель Диодор Сицилийский, живший уже в I в. до н.э., обращает на этот факт свое внимание: «Над саками тогда царствовала женщина по имени Заринея, приверженная военным делам, и смелостью, и предприимчивостью намного превосходившая (других) сакских женщин…Ибо она покорила тех из пограничных варваров, которые возгордились своею храбростью и порабощали народ саков, основала немалые города и вообще создала своему народу много более счастливую жизнь».Кроме государственной мудрости Зарины в легенде обращено внимание на нравственный мир царицы. И это особенно актуально в наши дни, поскольку власть быстро портит человека. Так, известен случай, когда спасшему Стриангею, врагу, влюбленному в нее, она ответила, «что не собирается позорить себя в глазах народа, что ему «…следует быть крепким духом не только в бою против врага, но и против вожделений, и ради минутного наслаждения не навлекать на себя долгих бед». В этой легенде степная царица предстает хранительницей народных традиций, моральных ценностей и свободы.

До нас дошли легенды и о другой сакской царице, Томирис. Легенда раскрывает ее как мудрую правительницу, как опытного полководца, как мать, как человека. Она первая убеждает могущественного Кира, персидского завоевателя, не начинать войны: «царствуй над своей державой и не завидуй тому, что мы властвуем над нашей. Но ты, конечно, не захочешь последовать этому совету, а предпочтешь действовать как угодно, но не сохранять мир..». В ее спокойном мудром совете мы видим достойный образ степной властительницы, не стремящейся к завоеванию чужих территорий, но желающей мира и свободы родной земле. Здесь лежат истоки и нашего свободолюбия, о чем повествуют степные эпосы-жыры, миролюбивые народные песни и кюи.

Но даже и в тот момент, когда Кир, поддавшись советам хитроумного Креза, все же вторгся в сакские владения, Томирис вновь предложила чужеземцу покинуть родную землю и вернуть ей сына, захваченного персами коварным способом. В конце концов она наказала неуемного захватчика и, как обещала ему, вдоволь напоила его человеческой кровью.

     Из этих примеров мы видим, что и у древних, и у современных дотюркских народов, представления о государственности напрямую сочетались с нравственными и духовными ценностями, с владением землей, где были погребены их героические предки. Такова краткая предыстория идей государственной независимостис глубокой древности и до образования Великого Тюркского каганата.

    - Какое место в истории казахской национальной независимости сыграли древние тюрки, оставившие нам историко-героические поэмы, рунические памятники в честь первых великих каганов?

-  Особое звучание национально-освободительные идеи и собственно тема государственности приобрела в бессмертных памятниках древнетюркской литературы, в «царских» надписях, названных так, поскольку в них звучат заветы великих каганов: Кюль-тегина, Бильге-кагана, советника Тоньюкука. Памятники эти именуются также и орхонскими по названию реки Орхон в Северной Монголии. В одной из надписей великий правитель II Тюркского каганата Кюльтегин обращается к своим современникам с призывом сохранить тюркское государство, беречь и приумножать его славные традиции:

Воины, мне внимайте!

Вырезал я на камне –

Как вы, народ собирая,

Крепили союзные узы,

Как вы, поступая криво,

Крушили свое единство!

(перевод А.Плитченко)

 В этой «вечной речи» из камня, обращенной к воинам и полководцам, звучат и благодарность, и гневное осуждение. Сурова и возвышенна речь правителя, повествующего об истории падения и возрождения тюркского государства. Словно отцовское завещание потомкам «звучат» эти каменные книги на перекрестках путей. Так, из глубокой древности мы слышим голос великого тюрка-правителя, обращенного и к своим современникам, и к нам:

Сердечное мое слово,

Сыны моего народа,

Сподвижники и соседи,

Слушайте, глядя на камень,

Сам я его поставил,

Сегодня еще стоит он,

Стоит на пути кочевий,

Стоит на месте стоянки,

Стоит, где мною поставлен,

Слово мое на камне.

Смотрите на камень, знайте:

Я – нерушимый камень … 

(перевод А.Плитченко)

  -  Какое политическое, историческое, духовно-нравственное значение имеют эти историко-героические поэмы для нашей сегодняшней независимости?

   - Слово, запечатленное на камне, - есть нравственный закон, своего рода конституция для каждого тюрка. Это и поучение, и предупреждение, обращенное к «разумным» и «неразумным» каганам и бекам, ко всем тюркам-сирам, ко всем тюркским племенам ради сохранения общего единства и государства. Это обращение и к нам, казахстанцам сегодняшнего дня, стремящимся усилить и сохранить наше молодое государство, его ценные исторические завоевания, – и всем, кто желает Казахстану процветания среди сложной, полной новых угроз и противоречий, непредсказуемой действительности. Таков мудрый исторический и политический урок, который мы выводим из великого опыта наших предшественников, каганов.

     - Интересно, какова же сама история Тюркского каганата, государственные традиции, существовавшие у кек-тюрков?

- В суровых условиях военно-кочевой жизни автор Большой надписи (VIII век) совершенно не случайно обращен эпическим взором к начальным истокам тюркской цивилизации, ко времени правления первых каганов: Бумына и брата его Истеми (VIвек):

С четырех сторон света (букв четыре угла)

Все были врагами.

Пойдя войной,

Находящиеся  в четырех сторонах света народы –

Всех они покорили, всех они усмирили.

(перевод И.В.Стеблевой)     

Время правления первых каганов – Бумына и Истеми – середина VI века нашей эры. В 551 году после того, как Бумын провозгласил себя императором, а Истеми ушел в походы на запад, на огромной центральноазиатской территории и территории Южной Сибири впервые в мировой истории возникла могущественная степная империя, Тюркский эль. В эпоху своего могущества территория этого каганата простиралась «от моря до моря» (от границ Кореи до Керченского пролива) и от верховьев Енисея до верховьев Амударьи.

Первое в мировой истории тюркское государство возникло в очень сложную, богатую на события, историческую пору, когда одни племена быстро возвышались, другие так же стремительно шли к своей гибели. Жизнь тюркоязычных степных племен, населявших Центральную Азию и Южную Сибирь, протекала в вечных столкновениях, объединениях и миграциях. Многие участники той древней истории живут и поныне, иные исчезли с лица земли, третьи – растворились среди других народов.

    - А что нам известно о самих авторах  историко-героических поэм?

     - Известны и авторы малой надписи в честь Кюль-тегина (732 г.) – племянник царствующей династии Ашина, Иоллыг-тегин. Автором же надписи в честь Тоньюкука ученые считают самого Тоньюкука, который был мудрым советником и полководцем четырех каганов и написал на камне все, что видел и что пережил сам. Об образовании и воспитании Тоньюкука в китайской ставке хорошо и подробно писал талантливый тюрколог Г. Айдаров в своих исследованиях. Имя этого ученого тоже не следует забывать. В центре событий Малой и Большой поэм – образ самого кагана, переживающего за судьбу родной страны и народа. Кюль-тегин – правитель, воин, оратор, ум и энергия которого были направлены на служение элю. Впервые в национальной истории в памятниках VIII века так отчетливо зазвучали идеи государственной независимости. Просто и мудро его государственное мышление: чтобы сохранить государство, чтобы не «иссяк» народ, нужно соблюдать законы, единство Тюркского эля: беки должны подчиняться кагану, а народ – бекам. Речи каганов, выбитые на каменных стелах, – это серьезные раздумья о будущем народа и государства.

По-своему выразил идею сохранения государственности поэт и оратор, советник и полководец Тоньюкук. В основе его речи звучит тема бескорыстного и самоотверженного служения народу и кагану. И, хотя он повествует от имени государственного советника, благодаря высокой гражданственности, романтической одухотворенности мы всегда воспринимаем высказывание как личный призыв служению родному народу:

Ильтериш-кагану,

Тюркскому Бегю-кагану,

Тюркскому Бильге-кагану,

Тюркскому Капаган-кагану –

Служил я, спать не ложась,

Служил я, днем не садясь,

Проливая красную кровь свою,

Понуждая струиться свой черный пот,

Народу тюрков отдавал я силу и труд,

Направлял в долгие набеги войска,

Возвышая стражу наших земель,

Врагов смирившихся приводил,

Войска из похода в поход

Водили с каганом моим.

(перевод А.Плитченко)

 - Какая реальная польза сегодня от этих заветов нам, гражданам Казахстана?

- Из толщи «вечного камня» – «Менгу таш» доносится до нас, жителей ХХІ века, этот страстный и искренний призыв мужественного героя и подлинного патриота родной земли – отдавать все силы и свой труд, весь свой ум, всю энергию, молодость и лучшие годы для укрепления и роста молодого независимого государства.

Могучее тюркское государство, быстро возникшее на просторах Европы и Азии, так же быстро вошло в активные культурно-исторические, торгово-экономические, дипломатические, военно-политические отношения с самыми известными цивилизациями того времени: Северным Китаем, Северной Индией, Византией, Согдианой, Тибетом, великими странами Кавказа, цивилизациями, давно познавшими мудрую и сложную науку государственного правления. Китайские историки пишут также, что на язык, культуру и духовность древних тюрок свое воздействие оказали тохары и согдийцы, также имевшие богатые традиции государственности.У них было чему поучиться великому Тоньюкуку, который сам получил первоклассное образование и воспитание за рубежом.

Но и у тюрков были свои собственные великие предшественники. Так, например, государственную и военно-административную систему управления они заимствовали у близких родственников, кочевых гуннов.      

Но, благодаря хорошему знанию традиций государственности древней Европы и Азии, расположенных вдоль Шелкового пути, Кюльтегин настойчиво предупреждает, что существует незримая опасность в близком соседстве с врагами, если те более сильны в экономическом отношении. Вместе с тем, замечает, что будет правильно не воевать с ними и не подчинять их, а торговать с ними:

О, тюркский народ, запомни:

Слиянье с табгачами – гибель,

Но караван от табгачей

Не принесет нам горя.

Вот какая мудрая установка звучит в устах правителя, верно понимавшего значение торговли в жизнеспособности государства!

     - В начале нашей беседы вы говорили о дотюркской истории независимости, времени до образования великого Тюркского каганата. И все же, какая древнейшая история собственно кек-тюрок повествует об истоках тюркской государственности?

     - Первый мифологический источник, проливающий свет на истоки тюркской государственности и независимости, повествует нам о племени Ашина, о происхождении имени тюрк. Эта легенда зафиксирована китайскими историками VI века. Она имеет две версии. В ней впервые описано географическое расселение тюркских племен: Восточный Тянь-Шань, а также - борьба тюрок за независимость против аварских (апар) завоевателей, взимавших с них дань железом. Хорошо известно, что тюрки-сиры, как данники, в то время добывали, выплавляли и отправляли железо на каганский двор.

Когда тюрки переселились с Гаочана на Алтай, они еще терпели сильное давление со стороны аваров. Но, входя в контакты с другими народами, они закладывали основы будущей государственности: объединялись в этнополитические союзы, устанавливали свои первые дипломатические отношения (Северный Китай, 545 г.).  После заселения Поволжья и Приуралья они установили своим единым центром Хангай – то есть речь уже может идти о развитии элементов государственности (Хангай – родина кек-тюрок с будущей столицей Отюкен). Когда же кек-тюрки вошли в контакты с огузами, боровшимися с аварами за свою независимость, то они включили в свой состав этих тюркоязычных мятежников, и их совместные усилия способствовали успеху победы над аварами. Так кек-тюрки добились независимости, и Бумын-каган стал первым тюркским императором.

Такова древнейшая история кек-тюрок, стремившихся к своей государственности, выработавших свою стратегию освоения мира, создавших свою героическую историю, воплощенную в бессмертных памятниках великой рунической письменности.             

    - Ведутся ли исследования теории государства и права в Тюркском каганате?                                    

     - Этим занимаются историки и юристы. Но мы исследуем формульную стилистику и грамматику поэзии жырау XV-XVIII веков и древнетюркских рунических памятников VIII века. Поэтому данное интервью полностью отвечает реализации Проекта «Исследование художественно-определительной системы, «формульной» стилистики и грамматики поэзии жырау XV-XVIII вв. Частотный словарь» (по Программе грантового финансирования научных и научно-технических проектов на 2021-2023 годы Министерством образования Республики Казахстан), [ИРН AP09261377].

- Спасибо за интервью!

 

Ирина КАРЯКИНА.

 

 

 

 

 

 

Другие новости

Заметить искорку в глазах

Заметить искорку в глазах

Это учебное заведение с самого своего открытия ста...

  21.12.2021   329
Калейдоскоп Независимости

Калейдоскоп Независимости

В рамках 30-летия Независимости Республики Казахст...

  19.12.2021   213
В Ескельдинском районе наградили молодых лидеров

В Ескельдинском районе наградили молодых лидеров

В канун 30-летия Независимости РК в поселке Карабу...

  18.12.2021   255
В Алматинской области справляют новоселья

В Алматинской области справляют новоселья

Ко Дню Независимости РК в Жетысу сдают квартиры, о...

  17.12.2021   250
Создано на платформе Alison CMS © 2011-2022. Авторские права защищены законодательством Республики Казахстан.
Дизайн и разработка сайта от компании Licon.