Медиация как приведение сторон к общей точке

Медиация как приведение сторон к общей точке

В нашей стране все более уверенные темпы набирает институт медиации. Медиаторами выступают и многие судьи. Специально для них в Каскелене, в зале заседаний Карасайского районного суда, был проведен семинар-тренинг. Открыл его судья Алматинского областного суда Фархат Абдуллин, а вел генеральный директор ОЮЛ «Ассоциация медиаторов Казахстана», тренер-медиатор международного класса Жандильда Жакупов.

Сообща Жандильда Ажигалиевич и судьи-медиаторы области, опираясь на Послание Президента «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания», попытались еще раз более глубоко понять суть и цели медиации, а также найти инструменты урегулирования споров и разногласий в этой сфере. 
Отмечалось, что в Казахстане институт медиации действует вот уже седьмой год, что благодаря политике Елбасы в нашей стране развивается он довольно стремительно – гораздо быстрее, чем в странах Европы, чем в той же Германии, где институт медиации действует уже довольно продолжительное время. Скажем, в прошлом году только на два месяца для развития медиации государство выделило 30 млн тенге. Объясняется же это еще и тем, что медиация дает хорошие результаты. 
Если взять опыт США, то 93 из 100 обратившихся к медиаторам напрочь забывают дорогу в суд. А все потому, что решать свой спор самому, да еще и конфиденциально – это и удобно, и выгодно. Что же касается нашей страны, то поскольку сфера медиации активно развивается, то изменения коснутся 11-ти законодательных актов. Фактически постепенно все споры будут переходить в руки медиаторов. Поступают предложения проводить медиацию даже в онлайн-режиме, не контактируя напрямую с собеседником. Ожидается также, что медиация значительно разгрузит суды и позволит им более углубленно заниматься теми категориями дел, которые требуют следственных разбирательств. 
Участники тренинга озвучили свой опыт в вопросе: кто такой медиатор, что такое процедура медиации, какова цель принятия в Казахстане Закона «О медиации»? Выяснилось, что медиатор как примиритель сторон – толкование неверное, а само слово «примиритель» раздражает людей, поскольку каждый ищет не примирения, а своей собственной выгоды. Звучали и такие варианты ответов, как «посредник», «разрешает конфликты», «урегулирует», «сглаживает». Но в идеале медиатор – это тот, кто «приводит стороны к общей точке». 
Что касается процедуры медиации, то, опираясь на свой богатый практический опыт, Жандильда Ажигалиевич раскрыл вот какой секрет: всеми действиями людей управляют их личные интересы, причем, даже в состоянии конфликта. Что же касается Закона «О медиации», то, как оказалось, нужен он нам прежде всего для того, чтобы соблюсти право выбора человека: каким путем разрешать те или иные споры – на уровне суда, следствия или же на уровне медиации. Направлен он также на то, чтобы снизить конфликтность в обществе, способствовать вхождению нашей страны в Топ-30.
В отличие от судей и прокуроров медиатор не принимает никаких решений. Лично он ничего не делает, а соответствующие решения принимают сами участники сторон. В этой связи также были раскрыты некоторые нюансы процесса медиации.
– Есть три органа, которые не подчиняются человеку, – пояснил тренер-медиатор. – Это желудок, глаза и разум. В процессе медиации медиатор очень тонко, очень умело вкладывает в разум представителей сторон нужные мысли, дает определенное направление. А через время один из конфликтующих, приходя к определенному решению, выдает эти мысли как свои собственные. Вот и весь секрет.
Выяснили участники тренинга, что объединяет казахских биев, следователя-дознавателя, прокурора, судью, представителя местных исполнительных органов и работодателя. Ответ был очень простым: в поисках разрешения спора или конфликта люди добровольно выбирают, к кому из них обратиться. 
Был представлен и опыт Германии, где используется такой принцип: направлять для слушания сторон разнополых медиаторов. Дело в том, что порой женщинам легче иметь дело с медиаторами-мужчинами и наоборот. А убеждение в том, что женщину лучше поймет женщина, увы, срабатывает далеко не всегда. Делается это также для того, чтобы соблюсти права обеих сторон.
Говорилось также во время семинара-тренинга о так называемом восстановительном правосудии. Это процесс, во время которого обе стороны, вовлеченные в конкретное преступление, совместно решают, как справиться с его тяжелыми последствиями в настоящем и в будущем. И здесь все вращается вокруг конкретной личности – ее внутреннего «я», ценностей, потребностей, нужд. Таким образом, восстановительное правосудие – это набор инструментов, предусматривающих взаимодействие потерпевшего и преступника. Направлено оно на то, чтобы разрешить конфликт путем  гибкого возмещения ущерба потерпевшему, а также заставить преступника осознать содеянное.
Были раскрыты секреты ведения групповых переговоров, скажем, с бастующими. В связи с этим важно выполнять четыре действия: встать у стены и не дать себя окружить со всех сторон; выбрать главного (лидера) бастующих; не перебивать, а только внимательно слушать его; записывать ход переговоров на видео. 
– На самом деле медиатор читает собеседника,– пояснил Жандильда Ажигалиевич. – Только лицо человека, имеющее 60 различных мышц, может выдавать до десяти тысяч информаций, не говоря уже о других членах его тела. Совершенно все – от макушки головы и до кончиков пальцев ног человека несет информацию, говорит о его личности, характере, сильных и слабых сторонах, открытости или же, наоборот, закрытости для ведения переговоров. Но... Хирургическое вмешательство в тело может несколько нарушить подачу достоверной информации. 
Были приведены и интересные примеры. Скажем, человек стоит, согнув руки в локтях и скрестив их на груди. Если сверху оказалась левая рука, значит, он ведомый, а если правая, то он является лидером. Связано же все это с той простой истиной, что всеми нашими действиями управляет мозг. 
Пытались разобраться участники тренинга и в том, какие сильные и какие слабые стороны имеет медиатор с образованием юриста-психолога. Оказалось, все зависит от того, кто проснется в нем в конкретной ситуации – юрист или психолог. В юридической терминологии этот момент называется «профиздержкой».
Были также даны задания на логику. Скажем, в 10  утра в аэропорту пассажир покупает в киоске книгу стоимостью шесть тысяч тенге и дает продавщице денежную купюру номиналом в 10 тысяч тенге. У той нет сдачи, и она бежит за разменом в ресторан. Там ей меняют купюру по тысяче тенге. Она отдает покупателю сдачу – четыре тысячи тенге. Часа через два к ней приходят из ресторана и говорят о том, что купюра оказалась фальшивой. Продавщица берет из кассы 10 тысяч тенге и возвращает их сотруднику ресторана. Вопрос: какой она понесла ущерб, не считая стоимости самой книги? 
Сначала судьи стали искать правильный ответ в одиночку. При этом назывались самые разные суммы – 4, 6, 8, 12, 14 тысяч тенге. Затем, разделившись по группам, в течение трех минут они должны были переубедить своих собеседников и перетянуть их на свою сторону. Однако суть задания была не столько в выявлении правильного ответа, сколько в том, чтобы показать две важные вещи: во-первых, все мы разные, а во-вторых, увы, мы не научены правильно вести переговоры. Было подмечено и то, что именно по этой причине развязались многие войны. 
Ознакомил модератор и с результатами эксперимента, проведенного среди школьников, обученных правилам ведения переговоров. Его положительным итогом стало то, что спустя десять лет статистика обращений в суды снизилась на 37%. Как оказалось, дети, обученные навыкам переговоров, перестали враждовать, научились сдерживать свои отрицательные эмоции. 
Важно также быть обученным навыкам убеждений. Например, в США при запуске космического корабля «Челленджер» один из ученых хорошо знал, что в нем имеются недочеты, что его запуск может обернуться катастрофой, но, к сожалению, не смог убедить в этом своих коллег и соответствующие службы. В итоге на 43-ей секунде после запуска корабль взорвался. В нем погибли люди.
В той же Америке медиатор – это своего рода вторая профессия. Медиаторами могут быть психологи, журналисты, филологи, инженеры, поскольку одной профессией семью не прокормить. У нас же на данном этапе в процессы медиации широко вовлечены судьи, нотариусы, специально обученные и имеющие соответствующие сертификаты. 
Говорилось и о том, что учить во время переговоров значит провалить их. Даже в воспитании детей нужно не учить, а мотивировать их. Тогда и удастся добиться положительного результата. А к успеху во время переговоров могут привести три вещи: присоединение к собеседнику, закрепление и дальнейшее управление переговорами. Например, пересказав собеседнику его же позицию и добившись от него двух-трех кивков головы, означающих его согласие, вы уже берете ведение переговоров в свои руки.
Обсуждался также вопрос религиозного терроризма и экстремизма, в свете чего весь мир испытал нужду в экстремальных переговорщиках. В этой связи особо подчеркивалось, что авторитет нашего Елбасы спас многие ситуации.
Все, о чем говорилось во время тренинга,  подводило к тому, насколько важна и востребована в нашем обществе медиация, имеющая ряд преимуществ. Значит, нужно всецело способствовать ее развитию. 

Танзиля МУХТАРОВА,
Карасайский район.

 

Оқи отырыңыз