Четверг, 20 Июня 2024

Волостной правитель Сат и его место в летописи края

Волостной правитель Сат и его место в летописи края

Страницы истории

Сат Ниязбеков. Это имя мне знакомо с раннего детства. В далекие уже 1960-е годы этого человека помнили еще многие в моем родном поселке Фабричный (ныне с. Каргалы).  Я застал аксакалов, младших современников Сата, которые общались с ним, неоднократно сидели за одним общим дастарханом. В воспоминаниях о своей молодости они часто с ностальгией рассказывали о необычном волостном правителе Сате. Я на всю жизнь запомнил, что чаще всего старики моего детства с восхищением вспоминали Сата Ниязбекова и основателя Каргалинского суконного комбината, фабриканта Сергея Шахваростова. Они просто именовали его – «Шахбуруст». 
В мои школьные годы учителя рассказывали на уроках, а в учебниках писали, что баи, волостные или фабриканты угнетали народ, были врагами простых людей, а почему-то каргалинцы всегда с теплотой говорили о Сате и Шахбурусте. Вот тогда я и задумался, заинтересовался судьбой этих людей. К сожалению, я тогда был ребенком и не успел записать рассказы старожилов, но кое-что осталось в моей памяти. 
Интерес к личности Сата Ниязбекулы возрос после обретения Казахстаном независимости. В первую очередь его судьбой заинтересовались земляки, каргалинцы и сородичи - представители рода жаныс племени дулат. 
Была создана группа сородичей Сата, которая начала работу по восстановлению исторической справедливости по возрождению имени забытого волостного среди казахстанцев. Эту группу возглавил один из близких сородичей Сата - каргалинец Кенжебек Омарбаев. Кенжебек ага был не только сородичем волостного, но и, как Сат, талантливым руководителем. Он многие годы работал на различных руководящих должностях в Алматы и Астане, возглавлял Жамбылский и Талгарский районы. С Кенжебеком ага я знаком с детства. Хочу подчеркнуть, что его очень уважают земляки-каргалинцы. 
Теперь вернемся к личности Сата Ниязбекова. По заданию К. Омарбаева была начата работа в архивах. И вот что мы знали к началу 1990-х годов: Сат  приказом генерала-губернатора Семиреченской области от 15 июня 1891 года был впервые утвержден волостным правителем Жайылмышской волости. Трижды после этого он вновь избирался волостным в родным краю. Он дважды посещал Петербург, а в 1913 году даже был приглашен на празднование 300-летия Дома (династии) Романовых.
В то время еще не все документы, посвященные Сату, были найдены, поэтому огромную помощь оказали аксакалы-хранители летописи нашего края.  Наверное, мало кто из моих земляков не знает народного акына Казахстана Асимхана Косбасарова (1914-2005). И я был знаком с ним. Хранитель традиций казахского народа, живая энциклопедия летописи родного края, он прекрасно помнил рассказы, сказания о знаменитом волостном. В песнях  акына Асимхана оживал легендарный образ Сата.
В некоторых печатных изданиях появились даты жизни Сата, где указывалось, что волостной родился в 1837 году, а ушел из жизни в 1922 году. Тогда был найден снимок делегации Семиреченской области на праздновании 300-летия Дома Романовых в Петербурге. Одним из членов делегации был Сат Ниязбеков, но на нас смотрит на фотографии еще нестарый человек, поэтому многие засомневались в подлинности даты рождения. Время шло. 14 октября 1997 года в газете «Егемен Қазақстан» была опубликована статья Талгата  Суюнбая о Сате. В ней говорится о роли Сата Ниязбекова в национально-освободительном движении в Жетысу. Автор считает, что он был одним из идеологов восстания, за что был и арестован царскими властями. Но в этой статье, к сожалению, нет биографических данных о волостном. Думаю, Сат был не только идеологом, но и материально поддерживал восставших.
В самом начале 1996 года имамом мечети села Каргалы был назначен Серик (Сейткали)-кажи Ыбытаев. Конечно, и он сыграл роль в популяризации имени Сата Ниязбекова.
18 октября 1997 года в селе Каргалы был дан большой ас, посвященный памяти Сата Ниязбекулы, в котором приняли участие несколько сот человек, среди гостей был и я. Участники этого памятного события с радостью узнали, что старой мечети села и одной из центральных улиц Каргалы присвоили имя Сата. Был произведен капитальный ремонт мечети, подарены ей огромные ковры. Еще раз хочу отметить, что решающую роль в этом сыграла  группа сородичей забытого волостного, земляки, в ней были десятки людей. Хочу перечислить лишь некоторые имена: Кенжебек Омарбаев, Нурпеис Касымов, известный педагог, один из руководителей народного образования республики, экс-аким города Шымкента Амалбек Тшанов, бывший аким Карасайского района Алихан Тойбаев, бизнесмены Ерлан Атамкулов, Муслим Даирбеков, актер театра и кино, Народный артист Казахстана Тунгышбай Жаманкулов и др.
Я еще в детстве слышал из уст земляков старшего поколения, что волостной покоится недалеко от мечети на холме, но точного места захоронения никто указать не мог. К счастью, нашлись аксакалы, которые показали могилу Сата. Это были сородич волостного, старейший житель соседнего села Касымбек (в прошлом – Найденовка) – Исабай Саурыков и акын Асимхан. Было начато строительство мазара. К октябрю 1997 года строительство мазара Сата было завершено. Средства на его строительство выделила предприниматель Жибек Ескалиева, а построил безвозмездно каргалинец Жапар Жексембеков.  
Хочется подчеркнуть, что в организации этих мероприятий приняли  участие многие жители многонационального села Каргалы. 
Почему старой мечети нашего села присвоили имя Сата? Хочу вновь напомнить историю строительства мусульманского храма. Мечеть построили в 1886 году на средства, собранные тогда еще молодым Сатом. Взносы на строительство мечети вносили мои земляки, представители родов жаныс и айкым. Сат не только собрал средства, но и руководил строительством.
После революции мечеть была закрыта. В здании мечети располагалась школа. Мусульманский храм вновь открыт моим отцом имамом Абдыкадыром-кари Иминовым (1917-1981) при поддержке акына Жамбыла Жабаева (1846-1945) в 1943 году. Активную роль играли – Малсак Накысбекулы и Ыстыбай Кеншимулы. Это исторический факт, который мы все должны помнить, они сохранили здание мечети для будущих поколений.
Время шло. Судьбой знаменитого волостного интересовались многие. К счастью, известному краеведу Усенбаю Тастанбекову (1919-2019) удалось найти и первым опубликовать документы, найденные им в Центральном государственном архиве РК. 
Здесь я хочу кратко напомнить историю национально-освободительного движения в нашем краю под руководством Бекболата Ашекеева (1843-1916). 25 июня 1916 года, когда шла Первая Мировая война, был издан указ императора России Николая II о мобилизации коренного населения Казахстана, Средней Азии в возрасте от 19-ти до 43-х лет на тыловые работы. Мужское население не хотело подчиняться этому указу. 7, 8 июня недалеко от нашего села, в урочище Ушконыр, был организован сход повстанцев, не хотевших выполнять волю русского царя. Лидером восставших выбрали Бекболата, который пользовался огромным авторитетом среди местного населения. Повстанцы приняли решение уничтожить списки призывников, разгромить телеграф, если российские власти станут использовать насильственные методы. Российские карательные отряды подавили восстание. Бекболат Ашекеев и его шесть соратников решением суда военного гарнизона города Верного приговорены 7 сентября 1916 года к смертной казни через повешение. Ныне соседнее село (в прошлом – село 1 Мая) и одна из улиц нашего поселка носят имя Бекболата Ашекеева.
А теперь вернемся к документу, обнаруженному старым краеведом. Особый интерес у меня вызвал протокол допроса обвиняемого в антиправительственной деятельности Сата Ниязбекова от 28 сентября 1916 года. В этом документе можно узнать год рождения старейшины. Здесь написано, что на момент совершения им «преступления» Сату был 61 год. Это значит, что мой знаменитый земляк родился в 1855 году, а не в 1837 году. (Вот почему Ниязбеков на снимке 1913 года выглядит нестарым!). Можно узнать отсюда и о семейном положении обвиняемого. У Сата было 10 детей, двое из них несовершеннолетние - 5 и 10 лет. Интересно, что Сат занимался не только животноводством, но и земледелием. Владел он домом и 10 гектарами земли. Сат не отличался богатством. Скорее всего он был середняком, а не баем. Волостной был известен своей благотворительностью. Рассказывали, что различные подати, подарки,  которые к нему поступали, он безвозмездно раздавал беднякам.
Я уже рассказывал, что старейшина неплохо владел русским языком, но на суде пользовался услугами переводчика Е.Бейсенбекова.
На вопрос мирового судьи 4 участка Верненского уезда «Принимал ли он участие в вооруженном восстании?» Сат ответил: «В начале восстания был среди участников, но с оружием в руках не сражался с правительственными войсками».
Обвинение не доказало, что Сат был среди сражающих казахских джигитов. Никто из арестованных не дал против него показания. Очевидно, соплеменники знали о его участии. Подозрения у царских властей возникли сразу после подавления восстания, доказательств не было, поэтому его арестовали через некоторое время. Вначале его, как обычного правонарушителя, поместили в гауптвахту, позже перевели в тюрьму. В казахском обществе в те далекие годы играла большую роль родовая солидарность. Вспомним, что руководитель восстания Бекболат Ашекеев был родственником Сата.
Усенбай Тастанбеков обнаружил интересное прошение на имя генерал-губернатора Туркестанского края, подписанное женами Сата - Токбалой и Зейнеп. Прошение написано хорошим русским языком, напечатано на машинке. В нем говорится, что их супруг помещен на гауптвахту по приказу военного губернатора Семиреченской области, обвинение не доказало участие Сата в восстании и просят его освободить.
Думаю, что прошение было составлено профессиональным юристом. Считаю, что Токбала и Зейнеп показали себя решительными, настойчивыми и грамотными женщинами.
Итак, Сат был арестован 16 июня, а вышел из заключения лишь в феврале  1917 года. Обвинение было предъявлено лишь 19 февраля 1916 года, несколько месяцев он провел без суда и следствия.
Хочу особо отметить, что февраль 1917 года был историческим месяцем в истории государства: тогда многие политические заключенные были освобождены. Среди освобожденных февральской революцией был и Сат Ниязбеков.
Как сложится судьба знаменитого моего земляка, сказать трудно. Очевидно, он не принимал активного участия в Гражданской войне. Много белых пятен в судьбе Сата Ниязбекова. Особенно мало фактов о последних годах его жизни. Считаю, что историкам необходимо работать в архивах, чтобы ответить на эти вопросы и рассказать нам подлинную историю волостного Сата и о его времени.
Когда ушел из жизни  Сат? По рассказам Асимхана Косбасарова и Исабая-аксакала, это произошло в 1922 году, вскоре после окончания Гражданской войны. Это было время, когда в стране господствовала новая экономическая политика (НЭП), после братоубийственной Гражданской войны, перед страшным голодом начала 1930-х годов, были несколько относительно спокойных лет. Казахи многие годы помнят знаменитые асы. Такой поминальный обед провели в мае 1923 года в местечке Тума, когда скот откочевывал из степных регионов нашего края в горы на жайлау, а это между современными селами Касымбек и Турар. Там в те годы были кристальные родники, хорошие пастбища, а это идеальное место для аса.
К величайшему сожалению, о судьбе семьи влиятельного старейшины мы почти ничего не знаем. В документе было указано, что у него было десять детей, но сколько из них мальчиков или девочек не сказано. Никто из моих земляков никогда не рассказывал, что он прямой потомок Сата.  В 1997 году нам рассказывали, что одна из дочерей волостного жива, но старая и больная, поэтому не приехала на ас (поминальный обед). Очевидно, большая часть его наследников не пережила страшные годы Гражданской войны, голода, репрессий и Великой Отечественной войны. 
Считаю, что в родном селе Сата должны установить памятник или обелиск знаменитому волостному. Потомки должны помнить своего выдающегося земляка. 
В заключение хочу сказать, недавно мой друг, директор музея Умбеталы Карибаева, член Союза художников РК Ауелбек Искаков написал портрет Сата Ниязбекова, который мы предлагаем вашему вниманию.

Исмаилжан ИМИНОВ, 
краевед, Почетный гражданин 
Жамбылского района.

После революции мечеть была закрыта. В здании мечети располагалась школа. Мусульманский храм вновь открыт моим отцом имамом Абдыкадыром-кари Иминовым (1917-1981) при поддержке акына Жамбыла Жабаева (1846-1945) в 1943 году. Активную роль играли – Малсак Накысбекулы и Ыстыбай Кеншимулы. Это исторический факт, который мы все должны помнить, они сохранили здание мечети для будущих поколений.

Много белых пятен в судьбе Сата Ниязбекова. Особенно мало фактов о последних годах его жизни. Считаю, что историкам необходимо работать в архивах, чтобы ответить на эти вопросы и рассказать нам подлинную историю волостного Сата и о его времени.

 

 

 

Другие новости

Красивая судьба Ании

Красивая судьба Ании

Трудно представить многонациональное село Каргалы...

  29.04.2024   970
«Әке – асқар тау, ана – мөлдір бұлақ»

«Әке – асқар тау, ана – мөлдір бұлақ»

Именно такое уважительное словосочетание можно при...

  29.04.2024   941
Стихи его мелодией звучат

Стихи его мелодией звучат

В эти дни литературная общественность Казахстана о...

  29.04.2024   948
Певец, композитор и педагог

Певец, композитор и педагог

Жителям Талгарского района хорошо известно творчес...

  24.04.2024   259
Создано на платформе Alison CMS © 2011-2024. Авторские права защищены законодательством Республики Казахстан.
Дизайн и разработка сайта от компании Licon.